Историко-мемориальная работа

Делегация РЦНК приняла участие в возложении венков к советским военным захоронениям в трех французских городах

Compressed file

8 февраля во французском регионе Па-де-Кале были организованы торжественные акции возложения венков к захоронениям советских солдат и военнопленных.

По приглашению французской ассоциации «Mémoire Russe» в регион прибыла представительная делегация в составе представителей ряда российских загранучреждений во Франции и фонда «История Отечества».

Центральным мемориальным событием дня стало открытие отреставрированного памятника на могиле советских солдат, погибших и похороненных в этом городе Фукьер-ле-Ланс (Fouquières-lès-Lens). В братской могиле там похоронено семь советских военнопленных, работавших здесь во время войны в угольных шахтах и, согласно имеющимся документам, скончавшихся от ужасного обращения со стороны нацистов в конце 1942, начале 1943 г.

В феврале с.г. исполняется 100 лет со дня рождения Героя Советского Союза Василия Порика, командира партизанского отряда им. И.Сталина, члена Центрального комитета советских военнопленных во Франции, расстрелянного гитлеровцами в крепости г. Аррас. В этой связи к церемонии открытия памятника в Фукьере по решению организаторов была приурочена и другая памятная церемония – возложение цветов к могилам Василия Порика и Василия Колесника в г. Энен-Бомоне (Hénin-Beaumont), а также некрополю советских солдат, похороненным в городе Мерикур-су-Ланс (Méricourt-sous-Lens).

Все три некрополя, безусловно, имеют важное военно-историческое значение и находятся под тщательным присмотром муниципальных властей и общественных организаций.

В торжественных возложениях приняли участие мэры Мерикура-су-Ланса Бернар Бод (Bernard Baude) и Фукьер-ле-Ланс Доната Ошар (Donata Hochart), председатель ассоциации «Mémoire Russe» С.В.Дыбов, ветераны, военные реконструкторы и другие.

С российской стороны участвовали советник-посланник Посольства России во Франции М.И.Савва, офицеры аппарата военного атташе Посольства А.В.Марковский и М.А.Буйицкий, исполнительный директор фонда «История Отечества» К.И.Могилевский, председатель Координационного совета российских соотечественников во Франции Г.А.Шепелев и другие.

В делегацию Российского центра науки и культуры в Париже вошли директор К.М.Волков, ответственный за работу по российским захоронениям во Франции А.С.Овчинникова и эксперт Россотрудничества В.Н.Скрябин.

В официальных выступлениях была вновь подчеркнута важность бережного сохранения памяти о героических страницах истории России и Франции, объединенных сражением против общего врага. Отмечалась недопустимость интерпретации и инструментализации истории Второй мировой войны, а также подвига и роли Советского солдата при освобождении Европы.

Павшим советским воинам и военнопленным были отданы почести, исполнены государственные гимны России и Франции.

* * *

Французская ассоциация «Mémoire Russe» в течение ряда лет играет существенную роль в поддержании сохранности советских военных захоронений в регионе Па-де-Кале.

Ниже публикуются предоставленные ею тематические материалы.

«В братской могиле в г. Фукье-ле-Ланс похоронено 7 советских военнопленных, работавших здесь во время войны в угольных шахтах и, согласно имеющимся документам, скончавшихся от плохого обращения со стороны нацистов в конце 1942, начале 1943 г.

В то же время в этом городе, в непосредственной близости находится городская больница Сант-Барб, персонал которой во время войны оказывал помощь подпольщикам. В частности, здесь же доктором Андре Люже был прооперирован Василий Порик после побега из тюрьмы. Известно, что врачи помогали и тем, что выдавали фальшивые справки о болезнях или смерти, чтобы укрывать побеги пленных.

Захоронение советских пленных было указано после войны работником этой больницы Альфредом Дюбюисоном. Могила была обустроена отделением Украинского народного фронта, просоветской организацией, созданной французской коммунистической партией. Эта организация прекратила свое существование в 1947 г. после выезда подавляющего большинства ее членов на жительство в СССР.

Это сказалось и на братской могиле советских пленных. Она имела гражданский статус и не имела статуса воинского захоронения. После ликвидации УНФ, могила оказалась бесхозной, и к нашему времени находилась в стадии разрушения.

На могиле также установлены индивидуальные мемориальные доски каждому похороненному от белорусской диаспоры. И одна мемориальная доска от польской диаспоры. В настоящее время все они практически нечитаемые. В силу недостаточных средств, эти доски не заменялись, кроме одной, на замену которой было сделано денежное пожертвование потомками одного из погибших.

Департамент Па-де-Кале, в прошлом основной угледобывающий район Франции, во время войны входил в так называемую «Красную зону», где был установлен специальный режим для населения. Уже в 1941 г. здесь стали появляться советские военнопленные, а в 1942 г. и гражданские лица, угнанные на работу в Рейх и, оккупированные им, территории, в большинстве с территории Украины. В районе городе Ланс в 1943 г. находилось 5 лагерей советских военнопленных и 4 лагеря советских гражданских лиц.

Особенностью французской горнодобывающей промышленности в этом регионе было то, что здесь находилось большое количество польских шахтеров, прибывших на заработки во Францию еще до Первой мировой войны, а также после нее. В подавляющем большинстве это были выходцы с германских территорий. Можно вспомнить нашу знаменитую певицу Эдиту Пьеху, родившуюся в семье польского шахтера именно в пригороде города Ланс. Шахтеры – это не офисный планктон, а люди тяжелого физического труда, поэтому среди них были распространены просоветские симпатии, и многие состояли в коммунистической партии Франции.

Появление советских пленных, вызвало громадный резонанс и массовые проявления солидарности со стороны этих людей. А, например, в городе Визье, куда в начале 1943 г. первых советских граждан пригнали пешком с Украины, их появление вызвало волнения. Местное население смяло охрану лагеря, состоящую из бельгийских эсесовцев, для оказания помощи советским людям, часть которых смогла сразу бежать.

Оккупационными властями было запрещено гражданскому населению появляться на улице в то время, когда на работу вели советских пленных. А в некоторых населенных пунктах, как, например, в г. Ошель, отдельно оговаривался запрет на появление на улице женщин, во время прохода советских пленных. Поскольку, пользуясь тем, что бельгийцы, охранявшие пленных, не решились применять к женщинам те же меры, что и к мужчинам, те прорывались сквозь охрану и передавали советским солдатам хлеб, сахар и другие продукты питания. Некоторые умудрялись передавать крынки с молоком и даже супом, а также прокламации и оружие.

Дважды оккупационным командованием всей «Красной зоны», в апреле и августе 1943 г., издавались постановления, предписывающие особые правила поведения населения по отношению к советским пленным. Наказание за укрывательство беглых пленных была смертная казнь. За попытки вступить в контакт с военнопленными — каторжные работы. Сотни людей пострадали и отдали жизни за помощь советским пленным.

Преобладание поляков, славяноязычных людей, среди работников шахт, т.е. отсутствие языкового барьера, способствовало тому, что подпольные комитеты советских пленных смогли быстро установить связь с французским подпольем. А через него с другими лагерями советских пленных, в том числе в других департаментах, в Бургундии и Лотарингии, и даже Бельгии. В отчете руководителя советскими подпольщиками Марка Слободинского говорится о том, что всего была установлена связь с пленными в 21 лагере, в которых содержалось более 15 тыс. советских пленных.

В 1943 г. французским руководством Сопротивления, совместно с советскими подпольщиками был создан Центральный комитет советских военнопленных во Франции, который возглавили старший лейтенант ВДВ РККА, бывший политрук Марк Яковлевич Слободинский и французский коммунист, сын русских эмигрантов Борис Семенович Матлин, известный как «полковник Гастон Лярош». В состав комитета входило 10 человек – советские пленные и ряд французских коммунистов российского происхождения из числа бывших интербригадовцев. В том числе Василий Порик. Комитет организовывал саботажи на шахтах, диверсии и побеги советских пленных.

Надо отметить, что ЦК советских военнопленных во Франции организационно входил в сеть MOI–FTPF, секции иностранных рабочих в составе коммунистического движения «Свободные стрелки французские партизаны», наиболее сильного и организованного из всех движений французского сопротивления. Вопреки ныне распространяемым агиткам – единого движения французского Сопротивления никогда не было. Под давлением Коминтерна была проведена попытка объединения нескольких движений под командованием Жана Мулена, и которая состоялась позднее, и объединяла 8 из, почти двух десятков, основных течений. MOI–FTPF в тот момент руководил выходец из Российской Империи Иосиф Эпштейн, он же «товарищ Андрей», позднее расстрелянный фашистами на Мон Валерьен.

Кроме того, в регионе были активны другие движения Сопротивления «Национальный фронт» под руководством Пьера Вийона и Нобелевского лауреата физика Фредерика Жолио-Кюри. И ОСМ (гражданско-военная организация) одним из руководителей которой была Вера Оболенская. ОСМ была более активной в береговой зоне, где находилось несколько малочисленных лагерей советских пленных, задействованных организацией ТОДТ на строительстве укреплений Атлантического Вала и пусковых установок Фау.

Советские пленные, не понимая сути разногласий и причины наличия нескольких движений Сопротивления, предпочитали держаться от этого в стороне, и создавать собственные, чисто советские, отряды.

В начале 1944 г. акции сопротивления советских пленных участились. Участились побеги пленных и их включение в состав партизанских отрядов, а также создание отдельных советских партизанских отрядов. Всего в департаментах Норд, Па-де-Кале, Мёрт-и-Мозель, Кот д’Ор действовало 20 советских партизанских отрядов. В т.ч. и отдельная женская боевая группа «Родина» под командованием Розалии Фирдзон-Симоновой.

В состав штаба входило 49 человек, из них русских – 34, украинцев – 14, татар – 1. Комсомольцев – 16, партийных – 10, беспартийных – 33. Один майор, 8 капитанов и лейтенантов, 14 сержантов, 26 рядовых. Таким образом преобладали русские беспартийные рядового состава.

Ввиду угрозы высадки союзников, германское командование приняло решение эвакуировать лагеря советских пленных в Бельгию. В связи с чем, был организован массовый побег сразу из нескольких лагерей. По отчету ЦК советских военнопленных 1 июня 1944 г. одновременно бежало, из лагерей Валансьена 170 человек, Либеркура – 45, Бомона – 85, Ленс – 60. Из, бежавших ранее, и, бежавших из других лагерей, сообщается о вливании в состав партизанских отрядов 1500 человек.

Гастон Лярош и Марк Слободинский были отозваны в распоряжение центральных органов. М.Слободинский наладил выпуск газеты «Советский патриот», а Г.Лярош вел работу с «власовцами» и прочими остлегионерами из которых ему удалось создать 1-й и 2-й советские партизанские полки, а уже после освобождения Франции 3-й, 4-й и 5-й, которые он имел намерение свести в отдельную советскую партизанскую дивизию.

После окончания боевых действий, ЦК советских военнопленных отчитался о результатах боевых действий на севере Франции: уничтожено 400 солдат и офицеров противника, взято в плен 229, пущено под откос 19 эшелонов с военными грузами, повреждено на месте 11 паровозов, уничтожено 10 автомобилей с боеприпасами и вооружением, взорвано 2 крупных моста…

А всего в зоне действия ЦК – уничтожено 3500 солдат противника и пущено под откос 65 воинских эшелонов.

Особо ЦК отмечал помощь французов: «борьба советских патриотов не имела бы успеха, если бы нас советских людей не поддерживало местное население. Мы чувствовали все время братскую помощь французского народа… этого мы никогда не забудем, и вечно будем благодарны французским товарищам по борьбе.»

Также в отчете особо упомянута деятельность таких людей как Василий Порик (расстрелян в крепости Аррас 22 июля 1944 г., посмертно присвоено звание Героя Советского Союза), Александр Ткаченко (командир роты, погиб в бою 18 августа 1944 г. похоронен как неизвестный в советском некрополе Обурден), Василий Колесник (погиб, попав в засаду 25 апреля 1944, похоронен рядом с Василием Пориком), Валентин Тарасов (погиб в конце 1943 г., место захоронения не установлено).

Кроме памятника на могиле Василия Порика и Василия Колесника, в районе города Ленс известно два некрополя и две братских могилы советских солдат, погибших во Франции. Одна одиночная могила, пять мемориальных знаков. Не считая одиночных упоминаний на общих французских памятниках. Одна из улиц носит имя Василия Порика. Также на побережье Па-де-Кале – одна братская могила, один памятник и одна мемориальная доска советских солдат.

К 75-летию Победы планируется открытие еще одной мемориальной доски Василию Порику в городе Гренэ. Посольство Российской Федерации планирует установку памятника в советском воинском некрополе Обурден. И наша ассоциация планирует там же установку мемориальной доски Александру Ткаченко, похороненному как неизвестный.

Compressed file
Compressed file
Compressed file
Compressed file
Compressed file
Compressed file